SportObzor.Ru
 Главная    Добавить в избраное   Спортивные flesh игры он-лайн   Спортивные результаты On-line   Карта сайта 
Главное меню
Новости спорта
Меценаты

 

 

 



Андрей Назаров: вся команда во главе с Гретцки сидит в самолете и ждет Назарова

Новости Хоккея / КХЛ
Наш собеседник - самый молодой тренер КХЛ - 34-летний Андрей Назаров, единственный российский "полицейский" в истории НХЛ, второй год возглавляющий челябинский "Трактор". В беседе с Назаровым не спасает репортерский опыт - не угадаешь, какой вопрос главный тренер "Трактора" сразу забракует, а на какой, неожиданно заинтересовавшись, будет отвечать долго.
 
- Свободы где больше?

- В России, конечно. Раз в десять. В Америке всегда знал, что напишут на следующий день. Все зависело от контракта, твоих отношений с клубом, генменеджером. Пресса с этим закулисьем крепко завязана. Часть репортеров как лакеи при клубах. Про меня столько глупостей писали! С первого дня!

- И что писали?

- Что родился в городе, где медведи по улицам ходят. Что слишком крупноватый к нам парень из такой голодной страны приехал. Ну и так далее...

- Раздражало?

- Лишь до тех пор, пока приятель не сказал: "Главное, чтоб некролог не написали. А все остальное - это здорово, пиар". И я успокоился.

180 КМ/Ч В ТРУСАХ

- Раскрепостившись, вы прогремели на весь мир словами: "Кто сказал, что вся мафия в России?" Не готовы развить тему договорных матчей?

- Давайте сейчас не трогать НХЛ и договорные матчи. Все, что тогда говорил - правда. Но с новой серией выступать не хочу. А то начнется опять: "Назаров разоблачает..." Лучше напишите, что в нашей лиге с подобными вещами начали бороться. Поверьте, везде есть грязь. Но в России ее меньше и меньше.

Мы не угомонились и напомнили Андрею его давний рассказ о проделках в "Финиксе". Второй тренер Рик Токкет владел неофициальной букмекерской конторой. А ставила в этой самой конторе жена главного тренера, Уэйна Гретцки. Иногда там происходили невероятные вещи - в важных матчах занимал место в воротах "Финикса" мальчишка из фарм-клуба.

- Команде это как-то объяснялось? Назаров хохотнул. Махнул широченной ладонью челябинского мужика:

- Бог с ним, с уже изгнанным из "Финикса" Токкетом. Ну а Гретцки... Он - отличный мужик, я убедился после одной истории. Это было самое тяжелое 1 января в моей жизни.

- Интригуете.

- Я играл за "Финикс" и однажды опоздал на самолет. Матч проходил в новогодний вечер, но я на площадку не вышел. Настолько разозлился, что после игры отправился в ресторан. Домой вернулся на рассвете. Думаю, часок вздремну - и в аэропорт. В семь утра мы улетали в Лос-Анджелес. Завел будильник, позабыв, что за день до этого убрал громкость. Проснулся от звонка на мобильный. Выяснилось, что вся команда во главе с Гретцки сидит в самолете и ждет Назарова.

Едва ли не в трусах я прыгнул в машину и взъерошенный, с опухшей рожей, помчался в аэропорт. Гнал под 180. Счастье, что не встретил полицию. Если б тормознули - хана. Сумасшедшее превышение, да и "выхлоп" от меня был тот еще. По молодости, честно говоря, изредка мог в тяжелом состоянии за руль сесть. Сейчас это исключено. Боюсь. Нет, что вы, не штрафов - аварии.

- Команда-то дождалась?

- Из-за меня вылет задержали на час с лишним. Надо отдать Гретцки должное - он все понял и простил. Захожу в салон, Уэйн смеется: "Знаем, знаем, как для вас, русских, Новый год важен, как вы привыкли его отмечать..." Правда, на матч опять не поставил. Напрасно, получается, вылет задерживал.

- Еще недавно вы удивлялись тренерам-ветеранам: "Человеку 70 лет, еле ходит, а все пытается командой руководить".

- Я многое пересмотрел за полтора года, что работаю главным. Эти свои взгляды тоже.

- И вы будете тренировать до семидесяти?

- Если повезет дожить. Я понял, насколько это адский труд. Над тренерами, которые трудятся до семидесяти, смеяться не стоит. Да, они чуть задержались - но их нужно уважать.

- Уважаете?

- Пытаюсь доказать, что Назаров не хуже. Даже лучше. В курсе, что ряд ветеранов нашего корпуса без энтузиазма восприняли мое назначение в "Трактор". Говорили, команда будет на дне и туров через десять Назарова снимут. Поначалу переживал. А в последнее время дошло. Выиграл - ты тренер. Проиграл - идиот. И, боюсь, лет через двадцать, когда к нам постучится какой-нибудь молодой засранец, тоже буду ворчать.

- Нынешняя ваша уверенность - маска?

- Я должен выглядеть уверенным. Если тренер показывает, что паникует, - грош ему цена. Ребята моментально чувствуют.

- Вы не паникуете?

- Каждую игру паникую. Нормальный ответ?

- Вполне. Когда последний раз мучились, ночь не спали из-за хоккея?

- Частенько. Сегодня, например, плохо спал. Это даже не бессонница, одолевает вопрос: что надо сделать? Порой ответа не находишь - "пустым" идешь на тренировку. А матчи один за другим. Из-за такого графика в НХЛ тренируют люди молодые. Стартуют в 35 и работают лет пятнадцать, не больше. Таких несгибаемых, "вечных", как Боумэн, - единицы.

ХИДДИНКУ ЛЕГЧЕ

- Фетисов в своей книге писал, что российский тренер не сможет работать главным в НХЛ. Вы как считаете?

- Если человек пожил в Америке, знает, что такое НХЛ, выучил язык - какие препятствия? Фетисов же имел в виду тренера с совковым менталитетом, который за границей не играл и не работал. Который практикует походы в столовую дружным строем и бесконечные сборы на базе. Закинь к нам канадчика, никогда не выезжавшего в Европу, - тоже долго не продержится. Сначала начнет фыркать, потом плакать и через два месяца убежит домой.

У них, Смита с Флемингом, при всех достоинствах минус очень серьезный. Не знают русский. Одними заменами и криками на английском ничего не изменишь в игре. Вот им и остается - либо набирать тех, кто говорит по-английски, либо самим учить русский. Но в их возрасте зубрить слова трудновато.

- Хиддинку проблемы с языком не мешают.

- У Хиддинка пять матчей в год. Он может провести установку с переводчиком, что-то сказать в перерыве - но по большому счету игру не ведет. Нервничает, руками машет... Хотите, я обескуражу весь футбольный мир?

- Хотим.

- Футбол - ближе к арифметике, хоккей - к высшей математике. У нас комбинаций гораздо больше. В хоккее, уверяю вас, корявый игрок может выдать прекрасный матч. В футболе такое не прокатит - там ты должен быть мастером.

Вообще хоккейный тренер и футбольный - разные профессии. У футбольного всего три замены, он не в состоянии серьезно повлиять на исход матча. Да, может как-то завести на собрании, но если ребята не настроились на игру, она, скорее всего, будет проиграна. А хоккейный тренер - это художник. Делает замены каждые тридцать секунд. Направляет!

- Но ведь работал же как-то хоккейный тренер Анатолий Тарасов в футбольном ЦСКА.

- Братцы, заканчивайте... Что говорить о древних временах, когда круглый год все сидели на сборах?

- Это было в 1975 году.

- Выбросите из головы все, что было до 90-х! Сейчас тренировать в сто раз тяжелее, чем при Тарасове. В те годы тренер был и царем, и богом, и главнокомандующим. Кто из игроков ему не понравится - тут же в часть на льдину. И все пахали за кусок хлеба. А теперь кругом профессионалы, пальцы гнут. Здоровенные кони, миллионы долларов получают. Ты его даже "подпушить" толком не можешь, сразу профсоюз отыщется.

- Когда в какой-либо вашей американской команде человеку становилось плохо, на публику это не выносилось?

- Плохо людям было на каждой тренировке.

- ???

- Сердце, как у Черепанова, правда, ни у кого не останавливалось. Но в других командах случалось. Этим летом парень молодой скончался на предсезонке...

- В Канаде?

- В какой Канаде?! У нас, в "вышке" (в клубе "Рысь"). Антосик, кажется. И никто об этом не вспоминает, слова не сказали! Российская действительность.

- К лучшему в нашем хоккее ничего не меняется?

- Меняется многое! Но за НХЛ нам не угнаться. Мы изначально в неравных условиях. Если американцы увидят, что начинаем к ним приближаться, скупят русских молодых звезд на корню. Таланты вроде Овечкина, Малкина, Ковальчука даже заигрываться в России не захотят - уже лет в шестнадцать получат солидные контракты. А к нам поедут лишь ветераны, которые НХЛ не нужны.

ТИТАНОВАЯ ПЛАСТИНА ЗА УХОМ

- У "полицейских" жизнь полна приключений. Знаменитый Тай Доми сидел на лавке для штрафников, на него через стекло вывалился фанат весом под центнер - Доми словно этого и ждал. Мгновенно начал его колотить.

- Приключения с бойцами там каждый день. 20-тысячную толпу необходимо развлекать, ей надоедает хоккей. Смотреть, как ребята тачку возят 80 матчей за сезон - это ж с ума сойдешь. Людям требуются драки. Вот тафгаи и чудят. Все они - интересные ребята. Необычные. Спроси его - как заявлял о себе? Он вам такое расскажет!

- И как там заявляют?

- Кто-то с судьей подрался. Кто-то возле стадиона на автомобильной стоянке кулаки разминать начал.

- Кто дрался с судьей?

- Я. На самом деле случайно врезал. В Сан-Хосе играли, судья сзади стоял, а я ему локтем в лицо ухнул.

- Матч для судьи закончился?

- Нет, только нос расквасил. Судья в главный офис пожаловался, но там разобрались. На повторе видно: я не контролирую, что происходит сзади. Влепили всего шесть игр дисквалификации.

- Вам нравится, как в прессе пишут про "полицейских"?

- Ничего романтического в этой профессии нет. Вам известно, какие сейчас проблемы со здоровьем у Проберта? А какие головные боли у Оджика? А как закончил свою жизнь Кордик? Возьмите того же Оджика, который Буре охранял. Однажды ему через шлем так пробили голову, что пришлось вставлять титановую пластину.

- А у вас серьезные травмы были?

- Под правым ухом тоже стоит пластина, ломал пальцы ног и рук. Слава богу, головными болями не страдаю. И на таможне, когда прохожу контроль, звона нет.

- В хоккее у тафгаев самый тяжелый хлеб?

- Да. Хотя вратарям тоже нелегко, им шайбой в голову попадают чаще, чем хорошему бойцу кулаком. А у Паши Буре 12 операций на коленях.

- Сломавший когда-то Илью Ковальчука Яркко Рууту, какие у вас вызывает эмоции?

- Нормальные эмоции. Он - молодчина, настоящий профессионал. Такова его профессия. А кто о Рууту скверно отзывается? Те, кого он лупит!

- Странное у вас отношение к первому хоккейному провокатору мира.

-Это ваша, журналистов и болельщиков, работа - все близко к сердцу принимать. Но вы не забывайте, что такое спорт. В нем у каждого свои обязанности. Кто-то хорошо шайбу ловит. Кто-то хорошо ее швыряет. У Рууту классно получается выводить из строя ведущих игроков. Он их будет выносить, пока снова какой-нибудь Саймон ему на горло не наступит коньком.

- Три лучших тафгая последних лет?

- Пусть будут Проберт, Брашир и Ларак. В любой последовательности. У меня эти ваши рейтинги вызывают смех. Глупости это. У каждого тафгая по сорок боев в год. За 10 лет - 400. Кто-то задницу ему в любом случае надерет. Всякий из элиты в свое время был лучшим. Взять, допустим, Уорелла. Он что, плохо дрался? Будь здоров! Вот у него реально по сорок боев за сезон выходило, в отличие от Ларака, парня с ленцой.

- Симпсон, который еще недавно шороху наводил в России, за океаном котировался?

- Не особо. Второй эшелон. Чтобы удержаться в элите, нужно без травм пройти хотя бы два сезона. А его "комбайнер" Гримсон свалил одним ударом. Жуткая была картина. Вы представляете, что это такое - пропустить от тренированного мужика, в центнер весом, акцентированный удар? Кулаком в лицо?

- Что?

- Тебе ломают лицевую кость. И радуйся, если только челюсть. Обычно бывает сильное сотрясение мозга.

- Сколько вы пропускали ударов за год?

- Два-три прямых - это хороший результат. Бойцы-то в лиге одни и те же, и я каждого изучал. Что-то выдумывал, удивлял. Сложнее всего было кидаться на того парня, который тебя когда-то осадил. В голове все время вертится - сейчас будет повторение. Тогда старался "вязать" соперника, свести к ничьей.

Вообще нормально драться я стал после того, как целое лето в Челябинске маялся в тренажерном зале. Работал над левой рукой. Через четыре месяца вернулся в Америку другим человеком. До этого совсем смешной был. Махал одной правой, лигу не знал - бросался на всех подряд. Моя беда в том, что поздновато осознал - следует быть только "полицейским", об остальном лучше забыть.

- То есть?

- Я ведь из Советского Союза приехал. К сожалению, неплохо играл в хоккей. Постоянно хотелось забить. А надо было заниматься своим делом.

- Вы играли в контактных линзах?

- Нет. Зрение у меня "минус" полтора. Но драться на льду в линзах рискованно. Если одна вылетит, становишься беззащитным.

- Кому из тафгаев не было равных по силе удара?

- Кошуру. Меня потрясли его костяшки на руках - гладкие и прямые, словно коврик для компьютерной мыши. Все об шлемы разбил.

- Среди тафгаев много чудаков?

- Да все мы в этой жизни чудаки. Помню, в "Сан-Хосе" несколько лет работал Тодд Юэн. Сильный боец - хотя и грязный. На льду бил по всему, что шевелилось. Приходил в раздевалку - и преображался. Сочинял сказки для детей. Одна его книжка называлась "Лягушка и Собачонка". Пользовалась в Штатах большим успехом. Смешная такая сказка, с его же, юэновскими, иллюстрациями... А затем выходил этот милейший парень на хоккейную полянку - и с безумными глазами летел на соперника. Стремился сделать из него собачонку, ну или лягушку. Колоритный товарищ.

"УБИЙЦА" САЙМОН

- С Саймоном в России пообщались?

- Мы и в Америке не разговаривали. У "полицейских" это не принято. Наоборот, ты должен в себе злость копить - иначе как потом его лупить? Что хочешь придумывай, только разозлись!

- А с Веро и Перро?

- Тоже нет - что мне с ними общаться? Перед недавней игрой в Чехове пытался своим игрокам внушить: ничего страшного вас не ждет. Среди всей чеховской ватаги единственный "убийца" - Саймон. Что Веро, что Перро этот - обыкновенные бойцы, среднего веса. Большого вреда не принесут никому.

- Что в вашем понимании "убийца"?

- Парень, который с одного удара причинит достаточно проблем здоровью.

- Много таких?

- В России, кроме Саймона, вовсе нет. Вот Гренье, например, "полуубийца". Он себя в НХЛ так и не зарекомендовал, хотя неплохо поработал в АХЛ.

- Вас за Гренье бранили. Говорили, что привезли клоуна из АХЛ, который кататься толком не умеет.

- Кто такое говорил - сам клоун. Нельзя человека ругать до тех пор, пока на него не посмотрел. У одного тренера ты ничего не сделаешь, приходит другой - и ты в порядке. Со мной такое было - появлялся тренер и ставил меня в первую тройку. Если ты суперзвезда, заиграешь у любого. Если обычный игрок - твоя судьба в руках тренера. Найти своего тренера - самое большое счастье.

- Много было "ваших" тренеров?

- Неплохо в "Динамо" поработали с Воробьевым, стали чемпионами. Саттер в "Калгари" и Кинэн в "Бостоне". На год мелькнул с "Сан-Хосе" хороший парень, так при нем я в первой тройке играл с Ноланом. Четыре тренера за 15 лет.

- Одному игроку Петр Воробьев давал книги с выделенными карандашиком местами. Потом проверял - заучил тот или нет.

- Мне Петр Ильич ничего не подчеркивал. Гнал в спортзал - и оттуда не выпускал, за что сейчас хочу ему сказать спасибо. В 17 лет мне и нужна была такая школа - когда тренируешься из последних сил, по три раза в день. Кстати, у Воробьева еще была возможность заставлять так работать. До сих пор помню график: с утра играем в баскетбол, следом зарядка. Потом начинается основная часть, утренняя тренировка. После сна дневная тренировка. Вечером - дополнительное занятие. Сейчас примени такую систему - тебя со света сживут!

- Тарасовская система?

- Вот именно. Потому Воробьев и давал результаты. В жизни игроков не было ничего, кроме льда и спортзала. В команде пятьдесят человек. Кто-то сломался или загрустил - пошел вон. Возьмем другого.

- Часто лежали под штангой и думали: "Скоро сдохну"?

- Чтоб "сдохну" - такого не было. Но приходилось тяжело. Денег не было вообще, а в голове вертится: спортзал - твой единственный шанс вырваться из дерьма, которое окружает. И мы вырывались. Кто как мог.

- Четверо динамовцев тогда скидывались и покупали гнилой "форд" - ездить на базу. Вас среди них не было?

- Мне скидываться было нечем. Зарплаты хватало только взять такси, доехать до "Макдоналдса", сожрать булку и вернуться. Нормально себя почувствовал лишь в Америке. Поначалу даже не понял - куда девать все эти деньги? Но ничего, сообразил быстро.

- Резиночкой купюры перетягивали?

- В трусы прятал.

- Кто-то из наших энхаэловцев действительно снимал все деньги со счета, банкам по российской привычке не доверял, - перетягивал резиночкой и держал дома под матрасом.

- Это, наверное, были люди совсем старого поколения.

"ЗДРАВСТВУЙТЕ, МЕНЯ ЗОВУТ АНДРЕЙ..."

- Вы как-то сказали: "Я первым в России стал играть грубо". Велика в этом заслуга Петра Воробьева?

- Да, был с ним разговор. Среди пятидесяти игроков того "Динамо" разглядели что-то во мне, корявеньком. Была во мне какая-то фишка.

- Какая?

- Я был дерзким. Даже слишком. За год пробился в основной состав московского "Динамо". Посмотрел на Москву - и понял: здесь надо придумать что-то особенное. Грубо тогда никто не играл. О драках не было и речи. Я и начал над этим вопросом работать. Чтобы сломать человека или просто красиво ударить и не удалиться, нужно мастерство. Если выскочишь и с разбега угомонишь кого-то, сразу две минуты получишь. Так не годится. Надо было ловить момент - когда у парня голова опущена.

- Трудно было поймать?

- Трудно было научиться. Талант ударить - или есть, или нет. Я дожидался, пока игрок наберет скорость, пойдет в обводку и опустит голову. И вдруг - ты: "Здравствуйте. Меня зовут Андрей..." Все, тот лежит. Потолок рассматривает.

- Каспарайтису это тоже отлично удавалось.

- Да. Нас двое таких было: он - в обороне, я - в нападении. Дарюс даже раньше начал играть грубо. Но он не дрался, а я - мог.

- С самим Каспарайтисом у вас отношения не очень-то складывались.

- Мне и поколотить его маленько пришлось во время локаута. Работа Каспера - залезать под кожу, а моя работа - оттуда его доставать.

- Вы поиграли в разных командах. Самая дружная?

- "Динамо" времен Яшина, Николишина, Каспарайтиса. Играли без денег, на характере, за идею. Славный коллектив подобрался и в "Авангарде", где провел полгода. А в НХЛ дружные команды - огромная редкость.

- Почему?

- Постоянные обмены ломают коллектив. Причем чаще всего меняют шило на мыло. Генеральный менеджер хочет показать, что не зря получает зарплату, вот и вбрасывает каждый год в команду по пять-шесть новых игроков. Не верьте тем, кто говорит, что в энхаэловских раздевалках царит веселуха. Расслабиться там может разве что суперзвезда. Остальные ходят под топориком. Если играешь в третьем, четвертом звене, тебя в любую минуту могут обменять, сослать в фарм-клуб. Круглые сутки на нервах.

- Прежде часто не понимали тренеров?

- Не то слово. Думал: если стану главным, никогда так поступать не буду. А теперь на многие моменты смотрю по-другому.

- Например?

- Дошло, для чего Кинэн охаживал вешалкой игроков. Если у тебя половина команды очень богатые люди, их трудно заставить работать. Как же обращаться со звездами? Наорать? Тебя пошлют на три буквы. Ударить? Тут же уволят, дисквалифицируют да еще затаскают по судам. Это не СССР. Чтобы завести игроков, тренер может только чудить. Вот Кинэн иногда и тыкал их вешалкой в перерыве. Громил телевизоры. Мусорные бачки метал по раздевалке. Майк - замечательный психолог, даже специальные курсы оканчивал.

Был и у меня в Челябинске случай. На предсезонке в первом же матче под моим руководством "Трактор" проиграл. Проиграл безвольно. Такое нужно сразу пресекать. Одному игроку, который особенно взбесил, я сказал в автобусе по дороге на базу: "Выходи и топай пешком". После чего из автобуса вышла вся команда.

- Далеко было до базы?

- Километров двадцать. Пешком, конечно, никто не пошел - поймали машины.

- О чем вы тогда думали? Что первый матч в "Тракторе" станет для вас и последним?

- Я думал, что лучше потеряю работу, чем буду тренировать "мягкие игрушки". На следующий день извинился перед ребятами. Но добавил, что такого безволия на льду все равно не потерплю. Был в этом эпизоде и положительный момент. Ребята показали, что коллектив есть.

- Вам, такому спокойному, выдержка изменила на пресс-конференции в Омске. Что случилось?

- Сидел молоденький паренек. Говорит: "Мне кажется, ваши хоккеисты играют в регби". Я ответил, что он ошибается. Он помолчал-помолчал и по новой: "Нет, все-таки играют в регби". Я снова возразил. Когда он в третий раз завел пластинку насчет регби, не выдержал и послал его. Но во время следующего приезда в Омск отловил этого умника во дворце спорта. Выяснил, что ему уже есть 21 год и вручил бутылку своей водки Nazaroff. Помирились.

ПОСЛЕДНИЙ ЯЩИК ВОДКИ

- Как на вашем бизнесе отразился финансовый кризис?

- Если вы о моей водке, то сегодня эта тема закрыта. На бизнес нет времени. Допиваю последний ящик. В Америке, правда, осталась недвижимость, кое-что прикупил и в России, но это не требует такого внимания, как производство водки или игра на бирже. После кризиса цены на недвижимость рухнули. Буду ждать, когда снова поднимутся. Книжку вот надиктовал. Теперь бестселлер в Челябинской области.

- Вы и на бирже играли?

- Пару лет, пока жил в Америке. Сперва было интересно. Чем-то покер напоминает. Но в какой-то момент завязал. Понял, что перестал из-за этого спать. Голова забита сводками, акциями, индексом Доу - Джонса и прочей лабудой. В этом деле лучше довериться профессионалам. Пусть они из-за биржи не спят.

- Остались в минусе?

- При своих. С 14 лет я за границей наши значки на кроссовки выменивал. Шикарный был бизнес. А в 25 освоил премудрости, о которых многие сверстники даже не подозревали. Разные направления бизнеса, игра на бирже, торговля водкой. Я ведь сам составлял контракты, на таможне задницу рвал - вся водка Nazaroff шла на экспорт в США, Иногда меня обманывали, и я чувствовал себя лохом. Но через это тоже стоило пройти. Зато многому научился.

- Вот мы и чувствуем, что вы - не только хоккейный человек.

- Возможно. В другом месте могу зарабатывать намного больше, чем в хоккее. Но мне нравится профессия тренера. На днях приятель сказал: "Ты - хоккеист, а не брокер или банкир. Вот и работай в хоккее. Тем более получается". Вернуться в бизнес всегда успею.

- С годами стали холоднее и расчетливее?

- Разумеется. Не могу сказать, что сильно рад этому. Наверное, раньше меня можно было назвать романтиком. Но когда в 19 лет становишься миллионером, романтика уходит очень быстро. Начинаешь понимать: варежку раскроешь - и от твоих миллионов останется бублик. Не знаю ни одного хоккеиста, который заиграл бы на высоком уровне и сохранил наивность. Посмотрите на Буре, Федорова, Яшина - кто из них мечтатель? В первый же день, переступив порог энхаэловской раздевалки, понял, куда попал.

- И куда?

- В джунгли! Приезжаю в Сан-Хосе, смотрю - сидят в раздевалке звери с мрачными рожами и огромными разбитыми кулаками, мотают клюшки. За свое место любому глотку перегрызут. Особенно человеку из далекой страны. Чтобы протиснуться туда, кого-то надо выпереть. Стать таким же жестким и безжалостным. Иначе не выжить.

- Вам никогда не бывает страшно?

- Всякие случались ситуации. И за рулем, и в самолете. Но настоящий ужас меня охватил во время атаки террористов 11 сентября. Пора было идти на тренировку, но о хоккее не думалось совершенно. Я тогда играл в "Бостоне". Один из самолетов, который врезался в "башни-близнецы", как раз летел из Бостона в Нью-Йорк. На борту было два скаута нашего клуба. В том самолете мог оказаться кто угодно. Даже я.

- Америка изменила ваш характер?

- Еще как! Я стал профессиональнее. В Америке все - профессионалы. У нас слишком много идиотов. Я даже не хоккеистов имею в виду.

- С такими установками вы точно не поклонник Задорнова.

- Те пять тысяч русских граждан, которые приходят на его концерт и ржут над американцами, просто не жили в Америке. От концертов Задорнова мне тошно. Лучше пусть расскажет, что наши чиновники творят. Над этим давайте посмеемся. Вот вы знаете, какая в Америке система колледжей? Как людей натаскивают на профессию? Как все структурировано? Какой там средний класс? Да о чем говорить, если в Штатах до 21 года тебе даже не продадут алкоголь!

- И как вы, 19-летний, выкручивались?

- На первых порах был в растерянности. Как же не махнуть пива после игры? Но выход нашел - сделал себе "левые" права. Есть там среди русских эмигрантов умельцы. После этого с покупкой алкоголя сложностей не возникало.

- Вы рассказывали, что ни одного хоккейного сувенира из Америки не привезли.

- Да. К таким мелочам отношусь без трепета. Все клюшки, шайбы давным-давно раздарил. Нет у меня и записей собственных матчей. Даже фотографий почти не осталось. Вся эта лирика - вчерашний день.

- Американцы что угодно могут под автограф подставить. Самое необычное место, где расписывались?

- Женская грудь. Один раз такое было. Расписался фломастером и дальше побрел.

- Фанаты вам что-нибудь дарили?

- Девушки-болельщицы часто присылали в раздевалку сладости. Приносят почту, распечатываешь коробку - а там печеньки, тортики. И письмецо, мол, угощайтесь, дорогие ребята, специально для вас пекла. Понятно, никто к этим печенькам не притрагивался, сразу вытряхали в мусорный бачок. Кто знает, что она туда намешала?

- Почему не осели в Америке насовсем?

- Хорошая страна, но не для меня. Я даже американский паспорт решил не получать. Кому-то это покажется забавным, но я люблю свой Челябинск. Есть у этого города какая-то аура.

- Вы были женаты на американке. Почему развелись?

- Не сошлись характерами.

- С дочкой созваниваетесь?

- Что толку созваниваться, если вижу ее редко? Переживаю. Хотя телефон помогает вспомнить о дочери, почувствовать ее настроение, снять тоску. Как говорим мы, уральские мужики, во время пожара и кое-какая часть нашего тела - насос...

- Кто для вас пример того, как можно прожить эту жизнь?

- Тарасов. Великий человек. Подмять под себя сразу две команды - ЦСКА со сборной - и мурыжить их тридцать лет! Кто еще на такое способен?
Спорт-Экспресс
7-11-2008, 12:21 Спортивное обозрение
 

Вы читали: Андрей Назаров: вся команда во главе с Гретцки сидит в самолете и ждет Назарова.

Предлагаем Вашему вниманию другие новости по теме:

"Трактор" вернется к бонусам и премиям
вчepa в Чeлябинскe пpoшло засeданиe попeчитeльского совeта xоккeйного клyбa "Трактор". Были даны оцeнки выступлeнию команды в сeзонe-2008/09, кoтopый получился для "бeлыx мeдвeдeй" нeоднозначным. c однoй стороны, рeгулярный чeмпионат "Трактор", выдав нeмало запоминающиxся матчeй, завeршил нa 12-м

Марек Ворел: Россия - нормальная страна, тут всё хорошо, и мне нравится
<!--ThumbBegin--><!--ThumbEnd-->30-летний (27 августа ему исполнится 31 год) чех Марек Ворел продлил контракт с "Трактором" ещё на один сезон. Дебютировав в России в прошлом году, он, может, и не стал открытием чемпионата (как, например, Пиганович), но, тем не менее, превратился в одного из

Андрей Зюзин: "О возвращении в Уфу не могло быть и речи"
В отличие от Дарюса Каспарайтиса новичок СКА и экс защитник "Чикаго" Андрей Зюзин не такой раскрученный персонаж. Большую часть карьеры воспитанник уфимского хоккея провел в НХЛ, где был на хорошем счету. Да и сейчас мог остаться за океаном. Однако поговорил с председателем совета директоров СКА

Все замечания и пожелания присылайте на sportoboz.ru@gmail.com

При цитировании интернет-сайтами обязательна гиперссылка Спортивное обозрение
               
Поиск по сайту



Меценаты


Карта сайта
Жизнь сайта